Главная | Наследовательное право | Раздел имущества алексин краткое содержание брифли

Анализ повести «Раздел имущества» Алексина

Как можно отыскать конкретного человека по любому следу - это было Федькиной тайной. Я тогда еще не совсем оправилась от своей травмы. И если кто-нибудь позволял себе хотя бы усмехнуться по поводу моей неловкой походки или не вполне складной речи, Федька тут же обещал отыскать этого человека "по любому следу". Родители одного из тех, кого он уже отыскал, истерически сообщили об этом моим родителям. Узнав о моем первом женском завоевании, мама очередной раз возликовала. Она всегда беспокоилась о том, могут ли у неполноценных ног ее дочери быть поклонники.

Утешая себя, мама говорила, что в моих недугах, бесспорно, есть некоторая пикантность, интригующая непохожесть. Хотя пилюлями, массажами и консультациями профессоров они все же старались лишить меня той интригующей самобытности, в которой, как в бороде Черномора, таилась моя главная сила. На примере Федькиной страсти я поняла, что истинные чувства действительно понятны без слов: Но свою силу устремил мне на помощь: Теперь уже окончательно и бесспорно!

Удивительно, но факт! И воздух, стало быть, не помог. Сижу целый день и завидую!

Одностороннее движение даже на улице безопаснее, - поощрила меня мама. Когда я вышла в другую комнату, бабушка еле слышно сказала: И это сильнейший стимул! Мамина мама, узнав о Федькиной страсти, сказала по телефону, что в мои годы она еще никому не позволяла "себя любить".

И Федька не лезет в бой просто так И с такой силой! Анисия Ивановна, как всегда, абсолютно права, - вступила в разговор мама. Папа сник, поскольку мамины аргументы были для него неопровержимыми. Меня это порой раздражало. Но в данном случае я согласилась с мамой. Однако, когда через несколько дней обнаружилась очередная Федькина жертва и ее родители не пожелали молчать, папа, как бы беря реванш, заявил: Но о ней знает весь двор! И Вера выглядит вроде бы соучастницей. Ведь из-за нее он угрожает И даже в отдельных случаях бьет.

Приободренный папа выдвинул новое предложение: Все, знаете, были молодыми. Тут я вошла в комнату, где происходил разговор, заплетающейся походкой. Увидев это, папа взметнул руки вверх: Только не трать свои нервы. И проследовала к окну уже более твердым шагом. Тогда, обращаясь ко мне, папа громко продолжил: Я подошла к двери, возле которой вновь дымила не замечавшая меня женщина. И я поняла, что мужчина, выдавленный из тюбика, - ее раб.

мне раздел имущества алексин краткое содержание брифли был очень

Она была до того возбуждена, что выдохнула дым мне в лицо: У бабушки была старшая сестра. Ее звали тетей Маней. Воздух такой, что пить можно. Ни разу криком себя не унизила. Иначе внутреннее самосожжение происходит Грамоте тетя Маня научилась поздно, уже в зрелом возрасте, и поэтому очень любила писать письма.

Алексин. Краткие пересказы:

Бабушка читала их вслух, а мама и папа делали вид, что им интересно. Мама иногда даже переспрашивала: Бабушка находила соответствующее место в письме. Бабушка вновь водила пальцем по строчкам. Мама могла бы и не интересоваться этими цифрами, потому что все засоленные тетей Маней грибы и все сваренное ею варенье отправлялось по нашему домашнему адресу. И аккуратно размещала банки в холодильнике и на балконе.

Всякий раз, когда потом грибы и варенье появлялись на столе, мама подчеркивала: Если же к папе приходили друзья и грибы становились "грибками", за здоровье тети Мани провозглашались тосты.

Старая фотография

Бабушке это было приятно: Когда бабушка была маленькой, они с тетей Маней осиротели. Не дала росточку засохнуть без тепла и без влаги. Без тебя бы засохла, - с уверенностью ответила я. По предсказаниям бабушки ее старшая сестра должна была "пить воздух" лет до ста, если не дольше. Но тетя Маня стала вдруг присылать письма, в которых точным был только наш адрес. Бабушку же она называла именем их давно умершей матери, сообщала, что грибы и ягоды растут у нее в избе, прямо на полу Потом ее сосед из деревни написал нам, что у тети Мани сосуды в голове стекленеют, но что сквозь это стекло ничего ясно не разглядишь.

Так ему врачи объяснили. И добавила, первый раз изменив себе: И воздух, стало быть, не помог. Все естественно, прямо пропорционально, - сказала мама. Мама при всей точности своего мышления как-то этого не учла. Вот и результат, - пробормотал папа. Надо ехать в деревню, - сказала бабушка. И, вроде бы извиняясь, обратилась ко мне: А она там одна.

И сразу пошла собираться. Я почувствовала, что не может быть нас троих Я почувствовала это - и уже не нарочно споткнулась на ровном месте. От волнения я стала, сбиваясь, проглатывая слова, объяснять, что без бабушки все погибнет, разрушится. Мама и папа панически испугались. Пусть тетя Маня приедет сюда. С этой вестью я заспешила в коридор, где бабушка собирала вещи. Мама и папа примчались вслед за мной. Иначе не может быть. Мы вместе привезем тетю Маню.

Тебя нельзя расходовать нервы. Никогда еще не была я так благодарна своим родителям. А они, перепуганные моей истерикой, через день собрали консилиум. Когда меня показывали очередному профессору, мама обязательно шепотом предупреждала, что это "самое большое светило". На сей раз "самые большие светила" собрались все вместе. Просто слепило в глазах! Со мной беседовали, меня разглядывали, ощупывали, будто собирались купить за очень высокую цену.

Это происходило у нас в квартире, поскольку за годы моей болезни все светила стали, как говорится, друзьями дома. Мама считала это своей психологической победой, потому что к каждому профессорскому характеру ей удалось подобрать ключ. Потом мы с мамой и папой - бабушка при этих исследованиях никогда не присутствовала - вышли в смежную комнату. Консилиум объявил, что практически я здорова. Но что поехать на время в деревню было бы хорошо! На следующий день мы с бабушкой отправились наносить последний удар.

Девять с половиной часов мы ехали в поезде, а затем, от станции до деревни, еще три часа на попутном грузовике. Мы обе сидели в шоферской кабине. Когда мы с грохотом въехали на главную улицу села, шофер налег спиной на сиденье и нервно затормозил: Люди возвращались с кладбища Только что похоронили тетю Маню.

Холмик с крестом был перед оградой, возле дороги. Рядом с двумя другими крестами. На самом кладбище уже не было места. Тетя Маня лежала под зеленой, накренившейся крышей дуба, который был весь в зияющих ранах, нанесенных годами.


Читайте также:

  • Куда мне обращаться за клевету
  • Понятие адвокатской деятельности характеристика адвокатуры как института гражданского общества
  • Изъятие земель сельхозназначения судебная практика